Четверг, 17.10.2019, 05:10

Красивые фото и биографии моделей
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Интересное [278]
В этой категории размещены интересные и полезные статьи различной тематики.
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Полезные статьи
Главная » Статьи » Разные интересности » Интересное

Археология: известные теоретики, революционный подход

Эволюция культуры

Подобно органам тела, культура работает в соответствующих условиях, отказывает в изменившейся до невыносимости обстановке, нуждается в замене более совершенным вариантом, подчиняется законам эволюции естественному отбору и т.п. Это возводят в абсолют некоторые "натуралисты" от социологии (напр. Darlington 1968), объявляя единственно достойным аспектом изучения, но как один из аспектов признают и марксистские ученые (например, Семенов 1966).

Величайшая благотворность и эволюционный смысл этой искусственности состоят в том, что она освободила человечество от ряда ограничений биологической эволюции - ограничения в темпах развития, в масштабах размножения, в размахе многообразия среды, к которой приспособление возможно. Биологической эволюции необходимо для мелкой полезной замены признака череда минимум в десятки поколений, а их еще надо умножить на возраст половой зрелости, и чем сложнее и выше организм, тем больше эти цифры.

Изменения культуры бывают столь же медленными, но в принципе могут протекать и чрезвычайно быстро, распространяясь в одном и том же поколении. "Даже при искусственном осеменении 2000 отпрысков считается хорошим достижением для быка-производителя, но та же цифра представляется убогой для издания книги" (Брэй 1973: 89). Низшим животным программа поведения задана жестко в виде набора безусловных рефлексов.

У высших животных она обогащается системой условных рефлексов, медленно приобретаемых в ходе индивидуальной жизненной практики и немного также обучением. Человеку же большей частью программа дается массивными блоками информации в символической форме из совокупной памяти общества. Она может пополняться и сменять не раз в течение жизни индивида. Стало быть, ее отличает от биологической немыслимая раннее пластичность, мобильность, оперативность. Эта раскрепощенность культуры обеспечивает феномен личности.

Той же коренящейся в производстве искусственностью культуры предопределена еще одна очень важная черта культуры, как программы человеческой деятельности: известная свобода выбора форм. Поведение и эволюция животных целиком предопределены адаптацией к среде и ее изменениям.

Вероятностными законами сформированы суровые нормы поведения и стандарты ф о р м, а отклонение от них незначительны, носят характер случайных мутаций и укладываются в рамки нормального статистического распределения, образуя всякий раз одновершинную кривую с высоким пиком. Конечно, было бы наивным телеологизмом утверждать, что эволюция должна была принять только те формы, которые она приняла, - летать должны беззубые твари, у крупных животных должно быть не больше четырех конечностей, рогов на темени должно быть два, а не один и т.п.

В ходе эволюции появлялись альтернативные возможности, но выбор на распутьях делали не сами животные, а слепая сила случая: та или иная конфигурация материков, капризы погоды и т.п. Человек же в своем поведении тоже подчиняется определенным законам, осознает он это или нет, и он вынужден считаться с наличными условиями и возможностями. Но так как часть этих условий производит он сам и так как нередко при этом одинаковые задачи могут быть решены разными конструктивными способами, то человек может выбирать.
Первоисточник

Задержка парадигм

Причина задержки парадигм в том, что все знание прошлого в конечном счете зависит от знания настоящего (принцип актуализма). Так вот в течение ряда последних десятилетий археология постепенно вползала в функционализм, уже издавна практикуемый культурной антропологией. У. Тэйлор направил археологию в эту сторону в 1948 г.

Но революция тогда не произошла, ибо эта антропологическая парадигма была неприменима к археологии, не располагающей достаточным объемом данных для реконструкции функциональных отношений. Быстрые изменения происходят в археологии ныне потому, что культурная антропология экспериментирует теперь с новой парадигмой. Эта новая парадигма является многообещающей и для археологии дает основания для революции в археологии.

Как уже отмечено выше, свое первоначальное утверждение о том, что эта революция осуществлена, Лиони вскоре счел опрометчивым. Он не поясняет также, которую из двух "неполных парадигм" современной антропологии начала осваивать археология. Вероятно, он имеет в виду культурный материализм Лесли Уайта и др., коль скоро речь идет о вкладе НА. Сложную картину следования археологии в кильватере антропологии рисует английский этнограф Лич (хотя и без куновской терминологии).

Но Лич полагает, что как раз не столько Тэйлор, сколько Бинфорд пытался внедрить функционализм в археологию, тогда как в антропологии уже давно знаменем стал структурализм. На деле же, хоть ряд течений действительно охватывал сразу несколько наук (напр., эволюционизм, диффузионизм), вряд ли можно построить схему полного соответствия развития одной науки последовательности течений в другой: специфика каждой может обусловить закономерность появления какого-то течения в одной науке и непригодность его в другой.

Как у Тэйлора, так и у Бинфор-да от функционализма больше терминологии, чем реальных принципов исследования. Наконец, парадигма предполагает единство, несколько парадигм это уже не "нормальная наука" Куна, не база для кризиса парадигмы и для революции. Однако не эти частные неувязки послужили основанием для рада исследователей отрицать, что появление НА - это революция в археологии.

С решительным несогласием выступили те, кто полагает, что в археологии вообще не бывает революций, что она развивается кумулятивно и что схема Куна к ней не применима. Как отмечает американский антрополог Чейни, по концепции Куна, существенна "в развитых науках относительная малочисленность соревнующихся школ мышления. В противоположность этому наиболее яркой чертой археологии, антропологии и социальных наук оказывается множество существенно различающихся парадигм для изучения социокультурных явлений.

В то время как Кун направляет свое внимание на проблемы смены парадигм в развитых науках, размышления над природой обсуждения социокультурных явлений представителями социальных наук показывают, что наша первичная проблема здесь выбор из разных парадигм, существующих в одно и то же время". Таким образом, Чейни, подобно Кларку. придерживается мнения, что археология отстает от физики или химии по своему развитию, то есть находится в препарадигмальном периоде, по Куну.
Читать далее

Понятие о современной археологии

Современная археология (New, modern Archaeology), называемая также "новой", "научной", "системной", "процессуальной", "прогрессивной" и "авангардной" и далее обозначаемая сокращенно (СА) - предмет наиболее громких споров в современной научной жизни археологов Запада. Споры эти продолжаются вот уже полтора-два десятилетия, и острота их не уменьшилась, а пожалуй, возросла. Похоже, что произошла резкая поляризация сил в археологии западного мира (Западной Европы и Северной Америки).

Чтобы оценить с позиции Российской археологии радикальность, смысл и значение этой поляризации и соответственно выработать собственное отношение к борющимся сторонам, к их идеологическим установкам и их вкладам в науку, нужно исследовать феномен "Современной археологии" всесторонне - ее идейные истоки и социально-исторические корни, состоятельность и плодотворность ее предложений, их богатство и новизну.

"Современная археология" и хронологический рубеж. Термином "выделение" обычно обозначают два разных процесса: это появление и обособление некоторого феномена в реальном мире, и различение, ограничение и определение (выработка дефиниции) этого феномена исследовательскими операциями. Поскольку здесь указанные операции будут ориентированы на прослеживание реального процесса и его результата, оба значения термина соединяются. Высказывалось немало нареканий на термин "современная археология" или "Новая археология".

Он не и слишком претенциозный, и слишком неопределенный, и слишком узкий (отрывает от традиций, исключает наследие старой археологии), и неудобный в перспективе (станет ведь и "новая археология" старой) и т.п..

И он даже не очень адекватен обозначаемому понятию: археологические идеи НА не новы, а новые - не археологичны, ибо относятся не к археологии, а скорее к культурной антропологии или философии. Так что и не "новая", и не "археология". Но термин этот прижился именно потому, что вполне соответствует задаче, стоявшей перед теми, кто им воспользовался.

Своим буквальным смыслом избранный термин подчеркивает два обстоятельства, которые этим деятелям и требовалось подчеркнуть. Во-первых, то обстоятельство, что обозначаемая им концепция и школа порывают со старыми традициями и осуществляют радикальнейшие перемены, "революцию в археологии", причем революцию первого ранга, эпохальную. Л. Бин-форд сопоставляет ее с дарвиновским переворотом в биологии.

Дэвид Кларк приравнивает к заложению основ современных эмпирических наук в эпоху Возрождения и ассоциирует термин "новая" с названием основополагающих трудов Галилея по физике и механике и Ф. Бэкона. Второе обстоятельство заключается в том, что концепция, обозначаемая термином новая археология, должна быть (и, по мнению ее приверженцев, становится) общеобязательной, заполняя собой всю современную археологию. Она предлагается как новая парадигма всем, кто желает работать на современном уровне. Именно так: не "новая теория" или "новая школа", а "новая археология".
Современная археология
Категория: Интересное | Добавил: gennady (21.08.2011)
Просмотров: 1038 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019
Вход на сайт
Поиск
Фото девушек